ostrea: (Kerala)
[personal profile] ostrea

Портер с грузом поднимается на перевал Sangda Pass. Upper Dolpo, Nepal

Пока лошадь на четырех ногах – раааз, двааа, триии, четыыыыре...
Портер на двух – раз-два! раз-два!


Походная присказка, посвященная моему коню Ола

Часть 11. Sangda Pass

14 сентября 2011 г., день восемнадцатый. Chharka Bhot (4110) – Norbulung (4750) – Mulung Kharka Camp Site (4860)

Лошадь мою мы с Денди прождали часов до девяти, в то время как портеры вышли спозаранку и успели уйти далеко вперед. Наконец нам привели коня – небольшого гнедого трехлетку по имени Ола. Это мужское имя – Ола был конь, не кобыла. Ола обладал подлинным национальным менталитетом – он никогда и никуда не спешил. Ходить он умел лишь двумя способами: 1) неспешным шагом и 2) неспешным шагом, имитирующим поспешный, при этом коню было абсолютно пофиг, чем будет оформлен его хребет – вкусно пахнущими непальским детством босоногим мешками якщита или фейковым всадником в виде белой бабы. Фееричная ветхость Олиной упряжи, в сердцах охарактеризованной мною при первом беглом осмотре как complete disaster, была цинично замаскирована сверху тибетским узорчатым ковром.

Хозяином при Оле был похожий на индейца деревенский мужичок неопределенного возраста, сведущий в основах экономической гималайской теории и практики ровно настолько, насколько это необходимо. Гейги никогда в жизни не видел ложку, но хорошо знал, что к обеду она дорога, что и донес до нас в виде цены за коня в сотку с лишним до Джомсона. Отдельной историей был учиненный нами поиск стремян в деревне. Гейги показушно искал отчаяннее всех, но нашел только большую бутыль свежей ракши, после чего энтузиазм поисковика в нем немедленно иссяк. А мы нашли шатер, в котором женщины мололи кукурузу и ячмень.


Традиционная гималайская мельница – каменные жернова

Купили пару кило муки на тзампу и несколько кусочков твердокаменного сушеного сыра нак (тут он называется чурпи), так как виртуальная стрелка состояния наших продуктовых запасов стояла на отметке "дотянуть бы – ноги не протянуть бы" – наши портеры кушали хорошо, не сильно думая о завтрашнем дне, ибо то была всецело моя забота. В подарок тибетки нам дали приличное количество гималайского попкорна с угольком – жареных кукурузных зерен.


Большой китайский термос – непременный атрибут любого тибетского жилища

Это сочетание – чурпи с кукурузными зернами, мне еще со времен трека вокруг Манаслу очень нравится, тем более эта еда очень экономична и отлично идет в горах. Правда, чтобы съесть небольшой кусочек сыра железной твердости, его надо рассасывать примерно полчаса – пару-тройку обедов я точно сэкономила за счет этого долгоиграющего снэка на ходу. Кстати, в Катманду чурпи особо не купишь, там продается обычный сыр, похожий на наш магазинный. Я его называю "катмандинский пошехонский".

Деревня Чарка, бывший дзонг тибетского соляного пути, по сей день сильно смахивает на крепость и весьма живописна. Непривычно высокие для Тибета каменные дома стоят, вплотную прилепившись друг к другу, группы из нескольких домов часто окружает одна общая стена – бродишь среди них, словно по лабиринту. Снаружи деревню окружает несколько древних ступ и множество чортенов, похожих на башенки. На противоположной стороне реки виднеются развалины старого монастыря, когда-то разрушенного оползнем. Сегодня в деревне действуют три монастыря – вроде два бонских и один школы ньингма, но может и наоборот. Лама и монахи ушли в До Тарап на праздник, но одна из женщин открыла замок на двери и показала нам лхаканг самого большого и нового из них. В одной из двух комнат стоят старые статуи среди свеженамазанных стен и пара стеллажей с тибетскими книгами, во второй комнате в углу под покровом из засаленной китайской парчи хранятся маски Чам. Эта же женщина указала нам дом, где мы нашли стремена и простую крепкую упряжь, заменив ею то вызывающее безобразие, в которое был наряжен Ола.


Денди выражает респекты Гейги, Оле и Его Ворсейшеству

Вот тут уже Ола похож на человека в новой упряжи. Ковер мы оставили, так как его основным назначением было – служить спальником для Гейги. Этот факт заставлял меня всякий раз, прежде чем взгромоздиться в седло, задумчиво разглядывать поверхность Его Ворсейшества под разными углами на предмет наличия в нем вшей и блох. Портеры тоже слегка роптали – нашу большую зеленую палатку-кухню ночами они теперь делили с Гейги, и в ней, вдобавок к ночной высотной нехватке кислорода, теперь еще витал и тибетский дух. Особенно нелегко приходилось бедняге Бхималу, ведь он по рождению был индуист высокой касты, а кшатрии не делят ложе с кем попало, так что к физическим мучениям прибавлялись еще и моральные. Если другие портеры были для Бхимала друзьями и коллегами, то Гейги к этой категории он отнести никак не мог.

Наконец-то двинулись в путь. Пейзаж в районе Чарки несколько скучноват, зато погода отличная – внизу шумит река с голубой прозрачной водой, нас окружают крутые маленькие горки, поросшие редким колючим кустарником, а также довольно большие стада пасущихся лошадей и яков.


Вдоль русла Бхери Кхолы идет дорога в Ло Мантанг

Торговый путь здесь сохранился с незапамятных времен. С востока из Тибета в Долпо идут караваны с мешками риса и пшеницы, так как там зерно стоит гораздо дешевле, чем в Джомсоме. Скотоводы группируют гурты примерно по десятку животных, и один-два всадника на лошади сопровождает караван, состоящий, как правило, из четырех таких гуртов. Караваны шли нам навстречу бесконечной вереницей – я была удивлена, когда Гейги сообщил нам, что все их ведут жители Чарки – столицы местного скотоводства. Неудивительно, что в самой деревне почти не видно людей – все они или пасут стада на дальних пастбищах, или уходят с караванами на все лето. Если количество скота считать показателем богатства, то жителей Чарки сегодня можно назвать весьма зажиточными, и, что немаловажно, они полностью обеспечивают себя сами, не надеясь на приток средств от иностранных гуманитарных миссий, в отличие от, скажем, жителей глубинки "прогрессивного" района Солукхумбу, которые с момента начала развития альпинизма в Гималаях забыли, что такое тяжелый крестьянский и пастуший труд. Есть в этом и плюсы и минусы – в Солукхумбу все дети ходят в школу, а образование в Долпо отсутствует как таковое. Поэтому здесь по сей день царит тибетское Средневековье и сохранилась религия бон – дрокпа обожествляют духов природы во всех ее проявлениях, так как полностью зависят от стихии. К примеру, одна из недавних зим выдалась весьма мягкой, даже высокогорные перевалы в январе-феврале оставались свободными от снега. Это привело к снижению количества талой воды, текущей с гор, необходимой для орошения полей – и деревни земледельцев долины До Тарап, живущие за счет посевов, бедствовали. А десятью годами ранее зима была чудовищно холодной – от морозов погибло огромное количество скота. В Джомсом везли так много мяса умерших животных на продажу, что за большой окорок давали кусок дешевого мыла. Жители Большой долины толпами приезжали в Джомсом, чтобы купить пять килограммов мяса за 30 рупий – предложение превышало спрос. Дрокпа из Чарки тогда на несколько лет впали в полную нищету из-за потери стад.

Проходим склон, сплошь испещренный сурочьими норами – один из зверьков, выскочивший из норки как большой меховой мяч прямо под копыта Олы, сильно его напугал – конь внезапно резко взбрыкнул и попытался пойти вприсядку, а потом наоборот встал и стоял как вкопанный несколько минут, испуганно пуча глаза и прядая ушами. Но, замечу, такая проблема случилась один-единственный раз, все остальное время это был дохлый конь, периодически хотелось его похоронить уже нах. Эх, где в это время бегал тот мой первый караванный мул...

Наконец доходим до важной развилки – если идти все время прямо, эта дорога приведет в Царанг, но наш путь лежит направо – к перевалу Сангда. Хорошая дорога тут закончилась – нам предстоит огибать гору траверсом по сыпучему нагромождению крупных острых булыжников, верхом по ним не поедешь.


Тропа после поворота к перевалу Сангда

Смотрю сейчас на эту фотографию – вроде бы ничего сложного, но это был жутко неприятный участок. Верхом тут не проедешь. Необходимо было двигаться максимально быстро – сверху запросто мог бульник прилететь, да еще и солнце припекало немилосердно.

Наконец мы дошли до луга в излучине реки, набрав около 600 по вертикали. Это пастбище – тот самый Норбулунг, который по карте можно принять за стационарную деревню, хотя на самом деле от Чарки до самого перевала Сангда нет ни одной деревни. Вероятно, в Норбулунг Кхарка иногда ставят палатки пастухи, но сейчас это место совершенно безлюдно, если не считать наших отдыхающих портеров, которые уже давно ждут нас с готовым обедом.

Всадник без головы и без ног

ЛП переход "Чарка – Норбулунг" рассматривает как план целого ходового дня, но мы, пообедав, решаем двигаться дальше к перевалу. Тут должна сказать, что пытаться преодолевать пешком этот двухдневный путь не рекомендую – от Норбулунга до Мулунга не менее 6 ходовых часов и снова постоянно нужно пересекать реку, двигаясь все время вверх по каменистому речному ущелью, часто по воде. Во время езды верхом по сложному рельефу приходилось периодически жестко направлять коня и крепко держаться за его бока ногами, чтобы усидеть в седле – ну, это как если бы вы одни и те же силовые упражнения на ноги на тренажере делали на протяжении 6 часов, надеюсь понимаете. Вдобавок после обеда с гор накатил ледяной холод и пошел дождь, периодически сменяющийся колючей снежной крупой.

На этом участке я так сильно устала и замерзла, что под конец ехала уже в полубессознательном состоянии и ни разу не сошла с коня чтобы размяться. Приехав на стоянку в Мулунг (4860), я поняла, что спрыгнуть на землю просто не могу – нижние конечности и поясница, находившиеся в одном положении, совершенно одеревенели. Что делать, ситуация нелепая, сижу ржу и кричу "снимите меня отсюда", прибежал Денди на помощь. Полупив по онемевшим ногам, кое-как выползла из седла ему на руки, сопровождая спасительную операцию комментариями в духе – "а гномы так спешиваются", "эй, только не в говно пожалуйста" и т.д. Вдобавок, когда ногу сводит, я всегда почему-то смеюсь – дурацкий рефлекс. В итоге Денди заразился от меня весельем и решил позабавиться – вместо того, чтобы осторожно положить временно парализованное тело на травку и дать время восстановить нормальный ток крови, решил меня сильно покружить, что немедленно вызвало в моей голове взрыв и даже, кажется, короткий обморок – в глазах довольно продолжительное время было совершенно темно. Не шутите с высотой.

Тем временем подошли англичане, они ехали еще дольше нас.


Портеры англичан ставят палатку неподалеку от нашего лагеря

Мулунг Кхарка – неплохое место, но на красивой поляне свалено несколько куч явно туристического мусора, не убиравшегося годами – газовые баллоны, банки, пакеты, упаковки из-под продуктов, какие-то тряпки... Тут очень холодно вечером и ночью, но открывается наконец красивый вид на заснеженные вершины – шеститысячный массив Mulung Kang. Фантастически прекрасным было звездное небо ночью.


Вечерний вид на Mulung Kang (6120 м). Upper Dolpo, Nepal

15 сентября 2011 г., день восемнадцатый. Mulung Kharka Camp Site (4860) – Sangda (Tukche La) Pass (5460) – Noname Camp Site (5100)

С утра вместе с англичанами вышли на перевал – последний на нашем пути пятитысячный перевал Tuche La (поскольку он имеет две вершины, на большинстве карт его обозначают как два – Nivar Pass и Sangda Pass). Эта горная гряда служит "административной границей" между областями Долпо и Верхний Мустанг.

Я со вчерашнего дня стала вести себя гораздо умнее – каждые пятнадцать минут слезала с коня и разминалась. Технически перевал со стороны Чарки не представляет вообще никакой сложности – просто очень длинный, достаточно плавный, но изрядно выматывающий подъем. Проехать верхом тут не проблема, хотя пропасть справа от тропы выглядит страшновато, я старалась туда лишний раз не смотреть. Вид с перевала бескраен и грандиозен. В холодный сезон отсюда открывается отличный вид на массивы Дхаулагири, Мукут Химал и Таши Канг, но летом горы едва различимы за облаками. Вся окружающая местность словно проглажена утюгом, что заставляет задуматься, каких гигантских размеров был ледник, сфомировавший когда-то этот ландшафт, и еще раз осознать, насколько невыразимо мал человек со всеми его проблемами в масштабах здешней природы.


Подъем на перевал Sangda. Upper Dolpo, Nepal

Через какое-то время мы с английским дедом достигаем первой вершины, минут через двадцать приезжает английская бабулька. Туман на перевале становится все более плотным, и видимые фрагменты горных пиков окончательно скрываются за облаками.


На вершине Nivar Pass. Upper Dolpo, Nepal

Они были одной из тех гармоничных пар, которые из-за долгой совместной жизни становятся похожи друг на друга, временами это очень бросалось в глаза.


Английская пара и наши лошади на перевале. Мой Ола на переднем плане

Медленно подтягиваются остальные вьючные лошади с погонщиками. Их у англичан было шесть или семь, да и лагерного оборудования видимо-невидимо. Колониальный размах старой доброй Англии.




Вьючные лошади на перевале

Появляются гид англичан, Денди и наши портеры с очень плохой плохой новостью – Будди сильно повредил ногу и еле идет. К счастью, осмотр показал, что это всего лишь ушиб. Накладываем мазь и повязку, закрепив все эластичным бинтом, и Будди может двигаться дальше, отдав ребятам большую часть своего груза.

Гид англичан достает простенький альтиметр – он показывает 5570, что на сто c лишним метров выше, чем на моей карте. Между двух вершин протекает речка. Разбиваем на берегу общий временный лагерь на обед и отдых, после чего продолжаем путь. Расстояние между двумя перевальными хребтами не слишком большое, и путь до следующей вершины я прохожу пешком. Отсюда изумительный вид на Верхний Мустанг – огромные, поросшие можжевельником горы, рассеченные глубоким каньоном, с полями и деревеньками, прилепившемися на краю пропасти далеко внизу.


На спуске с перевала Сангда. Upper Mustang, Nepal

Длинные слоистые булыжники на перевале очень напоминают поваленные стволы старых деревьев и заставляют думать, как бы хорошо было развести настоящий костер.

Спуск с перевала в сторону Джомсома, в отличие от противоположной стороны, немножко крут. Зато короткий.


Sangda Pass. Upper Mustang, Nepal

У самого хребта, как видите, нет тропы, и спуск довольно опасен. На сложных участках мы с англичанами двигались очень медленно, шаг за шагом. Гиды же избрали другую тактику – они не шли, а быстро скользили на ногах вниз, умело контролируя скорость и направление. Не имея опыта и хорошей обуви, это лучше не повторять – одно неверное движение и можно улететь. Трудно приходилось лошадям, их было просто жалко. Наши верховые налегке спустились нормально (нечего и думать, чтобы на перевалах ехать на лошади вниз с крутой горы – это и сложно, и опасно, поэтому для езды лошадь используют только на подъемах), а вот одна вьючная упала и потеряла часть груза. На первой же ровной площадке погонщики нагружают ее заново, сопровождая свои действия сердитыми окриками.

Спустившись совсем немного, обнаруживаем красивую маленькую площадку с местом на три палатки и чудесным видом.


Вид на Верхний Мустанг

Альтиметр английского гида показывает 5100 – тут сегодня и будет стоять наш лагерь. Правда, вода довольно далеко – чтобы дойти до ручья, нужно прилично сбросить вниз. Англичане уходят дальше – на триста метров ниже есть еще площадка (Sangda Phedi Camp Site), побольше и с ручьем рядом, но мы все там не поместимся.


Лакман, Будди и Денди в Camp Site (5100)

Гейги, к великой радости портеров, на ночь уходит вниз, чтобы выпасти коня на траве у ручья, обещая, что будет нас ждать на тропе в семь утра. Ночевать под открытым небом ему явно не впервой.

Ночь была очень туманной. До самого утра вблизи нашей палатки звенел колокольчик чьей-то пасущейся лошади. Спать этот звон совсем не мешал, наоборот, убаюкивал.

Предыдущая часть <<<< >>>> Продолжение

Краткое содержание предыдущих серий:
Часть 1. Общая характеристика маршрута и организационные моменты
Часть 2. Бюджет. Заброска на маршрут и первые дни похода
Часть 3. Озеро Поксундо
Часть 4. Перевал Ngadra La – дорога в Шей
Часть 5. День отдыха в Шей. Введение в яковедение
Часть 6. Перевал Shey La (Sela Bhanjang) – дорога в Намгунг
Часть 7. Saldang – начало пути в До Тарап. Дорога к перевалу Jyantha Bhanjang
Часть 8. Перевал Jyantha Bhanjang. Долина До Тарап
Часть 9. Фестиваль в До Тарап
Часть 10. Chanla Pass – Chharka Pass

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

If you are unable to use this captcha for any reason, please contact us by email at support@dreamwidth.org


 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

January 2014

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26 27 28293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 09:58 am
Powered by Dreamwidth Studios